20:20 

Конкурс: Рваная грелка. Весна 2016. «Швея»

Раника
Тонкую нить в руку возьму, — в темноте долго нам идти...
Автор: Скадельчи
пруф

Камбуз пропах синтетической яичницей.
Сахно чистил сардельку, пробуя на глаз определить, сколько в той шкурке консервантов. Шкурка тянулась и липла к ярко-розовому мясу, да еще и прицельно пыталась дать соком в глаз. Пригвоздив сардельку вилкой, Сахно дернул.
Под потолком негромко, но угрожающе взвыло.
Пригнувшись, Сахно на миг уверился в мысли, что теперь уже и за сардельки можно схлопотать по пятой видовой статье. Взвыло настойчивей. Сахно грозно посмотрел на сардельку и ткнул виллой покрепче. Прорвавшись к керамическому донышку, вилка громко звякнула – и до Сахно наконец-то дошло.
Ругнувшись сквозь зубы, он выдернул вилку, захлопнул контейнер и припустил к выходу, на бегу облизывая соленые пальцы.
"Оверлок-два, быстрее – тут же зазудели прямо в среднем ухе. – Построение уже собирается, вы задерживаете вылет"
– Да конечно! – огрызнулся Сахно.
Опомнился и перещелкнул микрофон.
– Не задерживаю я! На что спорим?
Собеседник хмыкнул.
"Двойное рагу"
– Заметано!
Сахно яростно мотнул головой и наддал.

* * *
Громада "Зингера" перла на двухпотоковой в самый центр Облака. Швею засекли недалеко от Вохи, и будь она всего чуточку поближе к звезде – махнули бы рукой. В газопылевых мешках надолго Швея не появлялась, и чем ближе возле звезд оказывалась, тем рискованнее было ставить ловушку.
Однако сейчас Швейная торопилась ухватить аномалию за хвост, и туда же, прямо в гигантский тор спешно собирались госпитальные корабли со всего обитаемого сектора.

Сахно мучительно размышлял – стоило ли все же тратить время на припрятывание сардельки. С одной стороны, рагу он никому не задолжал. С другой – мгновенная жадность, победившая разумную предосторожность, могла выйти боком.
Все неуставное, оказавшись рядом со Швеей имело свойство выкидывать удивительные коленца. Корабли Швейной бригады давно были перекроены до последней ниточки, равно как и многочисленный экипаж. Но попавшее на борт в обход строжайших инвентарных списков, могло круто измениться.
Почти против воли Сахно один за другим вспоминал случаи: от комичных до пугающих. Например, чей-то вокалайзер превратился в терменвокс, изрядно откатившись к истокам. Браслет-талисман мутировал в шокер и чуть не поджарил владельца. Памятная тексография просто рассыпалась в пыль.
Такими темпами невинная сарделька вполне могла превратиться в озверевшую генно-модифицированную свинью.

Сахно уже мысленно готовился связаться с техниками и во всем признаться, лишь бы они заперли клятую сардельку в изоляторе.
Ровно на стадии подбора объяснений, какого хрена еда не утилизирована в пилота, обладающего надлежащей защитой, "Зингер" вывалился в пространство Вохи.
Система пеленга торжествующе завещала, опять недобро напомнив предположительно свиное происхождение сардельки.
– Эй ты! – Сахно замахал руками, привлекая внимание ближайшего техника. – Лови!
Тот машинально поймал карточку от каюты.
– Будь другом, сгоняй ко мне! – Сахно плюхнулся в кресло, но колпак не опускал. – Что найдешь странного – трави, не бойся! Можешь расстрелять!
Техник широко ухмыльнулся и отдал честь двумя пальцами.
Колпак захлопнулся.

Остановившись на почтительном расстоянии от предполагаемой точки пробоя "Зингер" заполнил все пространство кипучей деятельностью. Команда прибытия спешно монтировала маяк для наводки госпитальщиков. Группа расчистки уже расходилась по тут же построенной модели – растаскивать все крупное и уничтожать все мелкое. В аналитическом отделе наверняка кипели лучшие прогнозирующие мозги – плодов их деятельности Сахно не видел, но верил, что лысые не подведут.
Основная удерживающая квадра покинула борт – эти ребята были самыми тяжелыми и неповоротливыми.
Сахно подавил желание воткнуться носом в стекло – не было ни стекла, ни обзора: только достроенная визуальная реальность.
На общей частоте деловито бушевал капитан Дагомир. Огромный, бочкообразный и усатый, капитан не жалел глотки, когда надо было.

– ...Смотрите! Если госпитальные придут раньше – уволю нахрен!
На всякий космический Сахно проверил собственное обмундирование и готовность к запуску. Предварительно его уже проверили и перепроверили техники, но чутью Сахно доверял больше.
Сейчас чутье утверждало, что сарделька вот-вот станет вонючей здоровенной свиньей. И не миновать тогда дисциплинарных взысканий.

Суета на экранах внезапно сменилась торжественной чернотой. Замигали пиксели и сложились в звездную карту. Прямо в центре медленно расцветал пробой.
Сахно ухмыльнулся и опустил нашлемный щиток.
Рубка замигала и медленно расплылась, взамен отдавая гигантский экран.
В открытом космосе ни черта не было видно. Огромное пространство сжирало все построения. Но визуальная система справлялась и с этим, быстро достраивая анимацию происходящего.
Швея парила в пустоте, шевеля бахромой протуберанцев, словно принюхивалась и раздумывала, не скрыться ли ей пока не поздно.
– Не уйдешь, – пробормотал Сахно.

Команда расчистки перестроилась и в утроенном темпе выполняла нелегкие обязанности. Сахно опять ухмыльнулся. Чьи-то задницы могло крепко подпалить: обещания Дагомир всегда держал.
В углу экрана появился обратный отсчет. На мгновение скрутило живот от воленния, но Сахно глубоко вдохнул-выдохнул, прикрыл глаза и позволил "Авроре" поцеловать себя прямо в мозги.
Волнение ушло. Осталось предвкушение. Он, корабль и "Аврора" – они спешили вырваться на свободу и сделать уже свое дело. Так, чтобы ни узелка, ни обрыва.

"Тройки, готовность ноль", – пробасил Дагомир.

"Игла-один на старте".
"Игла-два на старте".
"Оверлок-один на старте".
Сахно постучал кончиками пальцев друг о друга. Зеленый свет первой тройки сменился на желтый. Третья и четвертая "Иглы" рапортовали без задержки.
– Оверлок-два на старте, – с удовольствием выговорил Сахно.
Док раскрылся одним махом, почти выплевывая их в пространство.

"Иглы" тут же устремились к Южному Замку. Сахно привычно и мелочно завидовал им добрых полсекунды – у ведущих напарников корабли были куда быстрее его.
Срываясь следом, он вновь едва удержался от искушения сбросить хотя бы часть энергии с резака на толчковые.
– К вышивке готов, – почти весело доложил командир первой тройки.
Сахно догнал своих и занял отведенную регламентом позицию – на два стежка позади.
– К вышивке готов, – повторил он.
Секунды задержки потрескивали на канале связи.
"Принято, – наконец ответили с базового корабля. – Начинаем. Пяльцы – в зажим!"

Все четыре корабля удержания двинулись одновременно. Гигантские дуги перемещались с удивительной синхронностью. Сахно помотал головой, изгоняя восторженные мурашки. Неизвестный аниматор, создавший программы дорисовки, поработал с размахом. Каждую деталь спроектировал и сохранил с удивительным тщанием. Сахно видел даже густо-фиолетовые снопы импульсных двигателей.
На фоне прорыва дуги ослепительно сияли, сходясь друг к другу. Одновременно экран выдавал увеличение. Всего через минуту всю область заняло изображение главного Замка. Для команды Сахно – Южного.
"Готовность", – прошелестела "Аврора".
Сахно раздул ноздри, вдохнул горячий сухой воздух кабины и привычно сжал рукояти. Ближе, ближе, все ближе тяжелые хитрые выступы замков. Уже так близко, что между ними и ладонь не просунуть.
Клац.
Звука не было. Но Сахно всегда воображал, как Пяльцы смыкаются в гигантскую окружность с гулким звуком, натягивая ткань Швеи.
"Аврора" выдала желтый свет. Сахно с физическим наслаждением выдавил левую рукоять до упора. На главном экране "Иглы" рванули вперед и вверх – вдоль дуги пялец.
Сахно выдохнул сквозь пересохшие губы – и желтый сменился на зеленый. Плоскость резака выдвинулась вперед, заливая половину экрана голубым сиянием. "Оверлок" на мгновение словно исчез, опередив пилота, а потом вернулся – и Сахно ощутил всем телом, как самая лучшая в мире машина рвется в бой.
– Поехали! – заорал он.
"Оверлок" тонко запел и рванул следом за "Иглами".

За пределами Пялец отчаянно трепыхался разрыв, пробуя расползтись протуберанцами возмущений...

* * *
Месяц назад Хелен исполнилось тридцать пять лет. Она весила двести тридцать фунтов, искренне обожала популярный образовательный журнал "Вираж" и страдала аллергией на грецкие орехи. Юбилей Хелен отметила как прекрасный специалист, которого взяли на борт "Миттельплате" в обход всех нормативов и медосмотров.
Хелен любила свою работу. И экипаж из двухсот тридцати пяти человек.
Которых больше не было.
Заразу притащил кто-то из второй смены...

@темы: курение инета, мне нравится эта трава, пусть весь мир подождёт

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Евражкина норка

главная